Отказ от чрезмерного употребления алкоголя

Злоупотребление алкоголем несет серьезные риски для здоровья и жизни человека, при этом главную опасность представляет употребление больших доз алкоголя единовременно. Всемирная организация здравоохранения определяет злоупотребление алкоголем как потребление за одно мероприятие более 60 мл. чистого этанола (этилового спирта, безводного алкоголя) для мужчин и более 50 мл. для женщин по крайней мере раз в месяц[i].

60 мл. этанола соответствует 150 мл. водки, 500 мл. вина, 1,3 л. пива.

50 мл. этанола соответствует 125 мл. водки, 417 мл. вина, 1,1 л. пива.

Потребляющие более 100 мл. этанола за раз (250 мл. водки, 0,83 л. вина, 2,2 л. пива) находятся в зоне очень высокого риска.

Наконец, смертельно опасная доза алкоголя - единовременный прием 400 мл. этанола, что соответствует 1 л. водки, 3,3 л. вина и 8,9 л. пива.   

Очевидно, что опасные дозы намного быстрее потребляются в виде крепких напитков, а выпить смертельную дозу алкоголя, потребляя пиво или вино, невозможно. Поэтому неудивительно, что исследования показывают намного более высокие риски смертности среди потребителей крепких напитков.

 Например, исследование НИИ канцерогенеза РАМН, охватившее 200 тыс. россиян в Томске, Барнауле и Бийске в течение 15 лет, показало, что потребление более трех бутылок водки в неделю увеличивало на 119% риск смерти для мужчин в возрасте 35-54 лет и на 28% для мужчин в возрасте 55-74 лет[ii]. При этом потребление слабоалкогольных напитков не оказывало такого влияния на уровень смертности.

Другое исследование, охватившее более чем 10 тыс. россиян в период более 20 лет показало, что частое потребление водки укорачивает жизнь в среднем на 9-10 лет[iii].

Межстрановые исследования также показывают катастрофически высокий уровень смертности в тех странах, где жители пьют преимущественно крепкие напитки, чего не наблюдается в странах, где популярны преимущественно вино или пиво, или в непьющих мусульманских странах. В результате в России смертность намного выше, чем в очень бедных, но не пьющих крепкий алкоголь странах, таких как Таджикистан, Йемен, Пакистан, Бангладеш или Гондурас. В самой России смертность мужчин наиболее низкая в небогатых, но непьющих мусульманских регионах[iv].

Исследования данных судебно-медицинских экспертиз в ряде регионов России показали, что высокий процент умерших от сердечно-сосудистых заболеваний имеют повышенное содержание алкоголя в биологических жидкостях.

Таким образом, лучше избегать потребления алкоголя в опасных дозах (более 50-60 мл), избегать застолий с потреблением крепких напитков, и тем более в неразбавленном виде.

Ученые изучили химический состав и токсические свойства нелегального и суррогатного алкоголя, потребляемого россиянами. Большая часть образцов не содержит дополнительных токсичных примесей, и главным токсичным веществом является этиловый спирт[v]. Однако в 2014 г. около 4% отравлений спиртосодержащими жидкостями в России все же приходилось на метанол, изопропанол и другие спирты[vi]. При этом среди потребителей сверхкрепких алкогольных суррогатов на основе этилового спирта без других примесей наблюдается смертность в 7-8  раз выше по сравнению даже с потребителями водки, за счет очень высокой концентрации этанола (от 60% и больше) [vii]. В связи с этим потреблять нелегальный и суррогатный алкоголь, особенно не предназначенный для потребления внутрь или не подразумевающий большие дозы (лекарственные настойки, антисептики, парфюмерно-косметическая продукция, технические жидкости, этиловый спирт, медицинский этиловый спирт и т.п.) крайне опасно.

Связанная с потреблением алкоголя смертность включает смертность от внешних причин, в том числе от алкогольных отравлений, убийств, самоубийств, травм, утоплений, пожаров, обморожений, падений. Чем выше концентрация алкоголя в крови, тем сложнее человеку контролировать ситуацию, не говоря о риске потери сознания при алкогольной интоксикации. Частые переохлаждения, снижение иммунитета и общее невнимание к своему здоровью приводят к тому, что смертность от пневмонии среди злоупотребляющих алкоголем намного выше среднего.

Отдельного внимания заслуживает вопрос связи потребления алкоголя и сердечно-сосудистых заболеваний, включая инфаркты, инсульты, а также разнообразные осложнения, связанные с атеросклерозом и тромбозом.

Большое количество исследований показывают, что среди потребляющих алкоголь умеренно - до 30 мл этанола в день и без эпизодов злоупотребления, о которых говорилось выше - по сравнению с совсем не пьющими людьми несколько ниже смертность от сердечно-сосудистых заболеваний, а значит, меньше и общая смертность, поскольку сердечно-сосудистые заболевания - наиболее массовая причина смерти[viii]. При этом по мере увеличения потребления алкоголя человеком (свыше 30 мл в день) риск его смерти, в том числе от сердечно-сосудистых заболеваний, возрастает в геометрической прогрессии. В настоящее время ведутся эпидемиологические исследования по определению доли алкоголь-зависимых смертей в структуре сердечно-сосудистых смертей в России.

Критики "кардиопротективного эффекта" малых доз алкоголя указывают на то, что он может быть следствием наличия в непьющих подгруппах – людей с плохим здоровьем, а также людей, бросивших пить из-за проблем с алкоголем, и некоторые исследования это подтверждают[ix]. Однако этот аргумент не объясняет дозозависимого эффекта снижения риска сердечно-сосудистых катастроф среди малопьющих.

Кроме того, надежно доказать эффект любого вмешательства на здоровье можно только при помощи клинических испытаний, а не обсервационных исследований, авторы которых фиксировали пониженную смертность среди малопьющих, за которыми наблюдали годами. По этическим причинам клинических испытаний алкоголя практически не проводилось (только в рамках исследования средиземноморской диеты)[x].

Среди малопьющих фиксируется пониженный уровень свертываемости крови, что может объяснять обнаруженный эффект. В то же время при потреблении высоких доз алкоголя с каждой новой дозой возрастает риск тромбоза[xi], а следовательно - инфарктов, геморрагических инсультов, потери зрения, печеночной недостаточности, сосудистой деменции (слабоумия) и т.д. Эти риски особенно возрастают на фоне высокого кровяного давления во время алкогольной интоксикации и похмелья.

Кроме того, надо помнить, что даже малые дозы алкоголя увеличивают риски развития рака горла, рта, пищеварительной системы, груди, прямой кишки, а также травматизма, цирроза печени, панкреатита, и наконец, развития алкогольной зависимости.

Последствия для здоровья тяжелых форм алкоголизма поистине плачевны, начиная с алкогольной кардиомиопатии (бычье сердце), и заканчивая деградацией тканей мозга и связанным с ним слабоумием. При отказе от алкоголя эти последствия обратимы частично.

 

Тест CAGE на алкоголизм и злоупотребление алкоголем

  • Вы думали когда-нибудь о том, чтобы уменьшить количество употребляемого алкоголя?
  • Испытываете ли Вы раздражение, когда люди критиковали Вас за пьянство?
  • Вы испытывали когда-нибудь чувство вины по поводу чрезмерного употребления алкоголя?
  • Вы когда-нибудь употребляли алкоголь для поднятия тонуса утром или с похмелья?

Ответ "да" на два или более из этих вопросов свидетельствует о проблемах с алкоголем.

Методов лечения алкоголизма много, однако этот вопрос исследован намного слабее, чем, например, табачная зависимость. В то же время из исследований совершенно ясно, что практически любая терапевтическая поддержка человека значительно лучше, чем ее отсутствие. Людям с алкогольной зависимостью можно посоветовать пробовать различные формы лечения алкоголизма, избегая, разумеется, рискованных и слишком разорительных, поскольку нет доказанной связи между стоимостью и эффективностью лечения.

Желающим отказаться от алкоголя вследствие алкогольной зависимости могут помочь группы самоподдержки, такие как "Анонимные алкоголики" или трезвеннические организации, выступающие за трезвый образ жизни.

Среди психотерапевтических форм поддержки эффективны когнитивно-бихевиоральная терапия, направленная на осознание деструктивных установок на поведение, и мотивационное интервью, направленное на сопоставление целей, которые ставит себе человек, с вредом  злоупотребления алкоголем. 

Повышенной эффективностью обладает терапия некоторыми лекарственными препаратами с точки зрения как результативности отказа от алкоголя, так и снижения его потребления. Среди них препараты, нормализующие биохимию мозга путем снижения избыточного выброса нейротрансмиттера глутамата, такие как низкие дозировки препарата акампросат[xii] (25-200 мг)[xiii].

Доказана эффективность антагонистов опиоидных рецепторов таких препаратов, как налтрексон, налмефен. Эти препараты снижают вероятность срывов и потребление алкоголя , уменьшая тягу к алкоголю и удовольствие от потребления алкоголя[xiv].

Определенной эффективностью обладает и препарат дисульфирам, употребляемый в виде таблеток или подкожного импланта (кодирование), который вызывает неприятные ощущения при приеме алкоголя.

Перспективными, но пока что малоисследованными с точки зрения эффективности и безопасности для лечения алкоголизма являются противоэпилептические препараты топирамат и вальпроевая кислота.

Не доказана эффективность приема антидепрессантов и антипсихотиков для лечения алкоголизма[xv]

Все описанные препараты имеют серьезные побочные эффекты и противопоказания, и могут приниматься только по назначению врача.

 

[i] World Health Organization. (2014). Global status report on alcohol and health-2014. World Health Organization. P. 4.

[ii] Zaridze, D., et al. (2014). Alcohol and mortality in Russia: prospective observational study of 151 000 adults. The Lancet, 383(9927), 1465-1473.

[iii] Denisova, I. (2010). Adult mortality in Russia. Economics of Transition, 18(2), 333-363.

[iv] Халтурина Д.А., Коротаев А.В. отв. ред. (2008). Алкогольная катастрофа и возможности государственной политики в преодолении алкогольной сверхсмертности в России. М.: Ленанд. http://www.hse.ru/pubs/lib/data/access/ram/ticket/7/1435818277b3ec4c4b44....

[v] Нужный В. П., Савчук С. А. (2005). Алкогольная смертность и токсичность алкогольных напитков. Партнеры и конкуренты, 5, 18-26.

[vi] Государственный доклад "О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Российской Федерации в 2014 г." http://rospotrebnadzor.ru/upload/iblock/22c/gd_2014_seb_dlya-sayta.pdf. Цит. 21.06.15.

[vii] Leon, D. A., et al. (2007). Hazardous alcohol drinking and premature mortality in Russia: a population based case-control study. The Lancet, 369(9578), 2001-2009. К сожалению доступность алкогольных суррогатов на основе крепкого этанола для россиян остается очень высокой. См. об этом.: Gil, A., Polikina, O., Koroleva, N., McKee, M., Tomkins, S., & Leon, D. A. (2009). Availability and characteristics of nonbeverage alcohols sold in 17 Russian cities in 2007. Alcoholism: Clinical and Experimental Research, 33(1), 79-85..

[viii] O’Keefe, J. H., Bybee, K. A., Lavie, C. J. (2007). Alcohol and cardiovascular health: the razor-sharp double-edged sword. Journal of the American College of Cardiology, 50(11), 1009-1014.

[ix] Rogers R. G. et al. (2013) Nondrinker mortality risk in the United States. Population Research and Policy Review, 3(32), 325-352.

[x] Widmer, R. J., Flammer, A. J., Lerman, L. O., Lerman, A. (2015). The Mediterranean diet, its components, and cardiovascular disease. The American Journal of Medicine, 128(3), 229-238.

[xi] Britton, A., McKee, M. (2000). The relation between alcohol and cardiovascular disease in Eastern Europe: explaining the paradox. Journal of Epidemiology and Community Health, 54(5), 328-332.

[xii] Jonas, D. E. et al. (2014). Pharmacotherapy for Adults With Alcohol-Use Disorders in Outpatient Settings. Comparative Effectiveness Reviews, 134.

[xiii] Rösner, S. et al. Acamprosate for alcohol dependent patients // Cochrane Review, 16 February 2011. http://www.cochrane.org/CD004332/ADDICTN_acamprosate-for-alcohol-depende...

[xiv] Paparrigopoulos, T., et al. (2011). Treatment of alcohol dependence with low-dose topiramate: an open-label controlled study. BMC Psychiatry, 11(1), 41.

[xv] Jonas D. E. et al. (2014). Pharmacotherapy for adults with alcohol use disorders in outpatient settings: a systematic review and meta-analysis. JAMA, 311(18), 1889-1900.